Верховный Суд о возврате страховки по кредиту

Что такое коллективное страхование

УтвержденПрезидиумом Верховного СудаРоссийской Федерации5 июня 2019 года

Верховным Судом Российской Федерации проводится систематическая работа по разъяснению вопросов судебной практики в целях обеспечения единообразного применения судами законодательства Российской Федерации, связанного с защитой прав потребителей, в частности страхованием.

Так, Пленумом Верховного Суда Российской Федерации приняты постановления от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», от 27 июня 2013 года № 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» и от 26 декабря 2017 года № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Актуальные вопросы применения судами законодательства о страховании освещались в тематических обзорах судебной практики, утвержденных Президиумом Верховного Суда Российской Федерации, в частности в Обзоре Верховного Суда Российской Федерации по отдельным вопросам судебной практики о применении законодательства о защите прав потребителей при рассмотрении гражданских дел (утвержден 1 февраля 2012 года), в Обзоре практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств (утвержден 22 июня 2016 года), в Обзоре судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг (утвержден 27 сентября 2017 года), в Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан (утвержден 27 декабря 2017 года).

Отдельные правовые позиции излагались в периодических обзорах Верховного Суда Российской Федерации.

Поскольку к настоящему моменту накоплена значительная практика применения судами правовых норм, регулирующих добровольное личное страхование, связанное с предоставлением потребительского кредита, в целях обеспечения эффективной защиты нарушенных прав и законных интересов страхователей, выгодоприобретателей и страховщиков, правильного и единообразного применения законов при рассмотрении дел соответствующей категории подготовлен данный обзор.

1. На отношения между физическим лицом — потребителем финансовой услуги, заключившим договор добровольного личного страхования одновременно с потребительским кредитным договором, и финансовой организацией распространяются положения Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-I «О защите прав потребителей».

Верховный Суд о возврате страховки по кредиту

Д. обратилась в суд с иском к банку о признании договора присоединения к программе страхования жизни и трудоспособности заемщиков кредитов и держателей кредитных карт в банке расторгнутым, взыскании платы за подключение к программе страхования, денежной компенсации морального вреда и штрафа, предусмотренного пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-I «О защите прав потребителей» (далее по тексту настоящего Обзора — Закон о защите прав потребителей).

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что в пользу Д. с банка подлежат взысканию штраф и денежная компенсация морального вреда, предусмотренные пунктом 6 статьи 13 и статьей 15 Закона о защите прав потребителей, поскольку банк отказался прекратить действие договора добровольного личного страхования досрочно и продолжал списывать с банковского счета Д. денежные средства в качестве платы за присоединение к программе страхования.

Отменяя решение суда в части взыскания в пользу истца штрафа и денежной компенсации морального вреда, суд апелляционной инстанции указал на то, что правоотношения по обязательствам, возникшим из неосновательного обогащения, Законом о защите прав потребителей не регулируются, а нормы Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту настоящего Обзора — ГК РФ) не предусматривают взыскание штрафа и денежной компенсации морального вреда в качестве ответственности при невозврате неосновательного обогащения.

Предлагаем ознакомиться:  Страхование при долевом строительстве: формы, преимущества, риски, порядок оформления

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, признавая апелляционное определение вынесенным с нарушением норм материального права и направляя дело на новое апелляционное рассмотрение, руководствовалась положениями статьи 9 Федерального закона от 26 января 1996 года № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации», пунктом 1 статьи 1 Закона о защите прав потребителей и исходила из того, что гражданин, заключая договор добровольного личного страхования одновременно с потребительским кредитным договором, является потребителем финансовой услуги.

Данная позиция вытекает из преамбулы Закона о защите прав потребителей и разъяснений, изложенных в пункте 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей».

Судами установлено, что Д. выразила желание досрочно расторгнуть договор добровольного личного страхования, что допускается в соответствии с его условиями, однако банк продолжал списывать с банковского счета Д. денежные средства в качестве платы за присоединение к программе страхования в отсутствие оснований для такого списания, чем нарушил пункт 2 статьи 854 ГК РФ.

С учетом того, что банк нарушил права Д., предусмотренные пунктом 2 статьи 854 ГК РФ, оснований для отказа в удовлетворении требования истца о компенсации морального вреда и взыскании штрафа не имелось.

(Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 марта 2018 года № 66-КГ17-15)

2. При подключении заемщика к программе добровольного страхования до сведения потребителя должна быть доведена информация о характере оказываемых финансовых услуг, об условиях их оплаты, в том числе информация о праве на отказ от участия в программе страхования.

Ч. обратилась в суд с иском к банку о защите прав потребителей, взыскании убытков, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда.

Удовлетворяя частично исковые требования Ч., суд первой инстанции исходил из того, что истец как потребитель финансовой услуги не была проинформирована банком о добровольном характере страхования, об условиях и о стоимости, а также о возможности досрочного прекращения действия договора добровольного личного страхования, в связи с чем была лишена возможности сделать выбор относительно необходимости заключения договора добровольного личного страхования при предоставлении кредита.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции указал, что при заключении кредитного договора истец была проинформирована о добровольном характере страхования, об условиях и о стоимости, а также о возможности досрочного прекращения действия договора добровольного личного страхования.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, отменяя апелляционное определение и направляя дело на новое апелляционное рассмотрение, руководствовалась положениями пункта 1 статьи 329 и статей 310, 450 ГК РФ, статьи 33 Федерального закона 2 декабря 1990 года № 395-I «О банках и банковской деятельности», статей 10, 12 и 16 Закона о защите прав потребителей и исходила из того, что судом апелляционной инстанции не дано никакой оценки отказу банка в удовлетворении заявления потребителя о прекращении участия в программе страхования.

Между тем на данные обстоятельства истец ссылалась в исковом заявлении о взыскании излишне уплаченных платежей.

В возражениях на кассационную жалобу Ч. банк сослался на то, что оказывал услуги по присоединению истца к программе страхования единовременно при заключении договора добровольного личного страхования на год и при последующей пролонгации на следующий год с рассрочкой оплаты заемщиком (застрахованным) данной услуги в виде ежемесячных платежей в течение года страхования.

Предлагаем ознакомиться:  Что такое «подходящая» работа в Центре занятости?

Верховный Суд о возврате страховки по кредиту

В соответствии с указанными выше положениями норм материального права, а также требованиями части второй статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту настоящего Обзора — ГПК РФ) суду следовало в таком случае установить, предусмотрено ли это условиями заключенного сторонами договора добровольного личного страхования, дав ему толкование по правилам статьи 431 ГК РФ, а также была ли банком доведена до потребителя соответствующая информация о характере оказываемых услуг, об условиях их оплаты в сочетании с правом на отказ от участия в программе страхования в любое время с тем, чтобы потребитель мог сделать надлежащий выбор и принять эту услугу или отказаться от нее при заключении договора.

(Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 20 июня 2017 года № 6-КГ17-2)

3. К наследникам переходит право требования исполнения договора добровольного личного страхования, заключенного наследодателем, а, следовательно, на отношения между наследниками и страховщиком распространяются положения Закона о защите прав потребителей.

Ш. обратилась в суд с иском к страховщику о взыскании убытков, компенсации морального вреда и штрафа за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о нарушении страховщиком сроков выплаты страхового возмещения и взыскали со страховщика в пользу Ш. причиненные просрочкой платежа убытки. Отказывая в удовлетворении иска в части взыскания денежной компенсации морального вреда и штрафа, предусмотренных положениями Закона о защите прав потребителей, судебные инстанции исходили из того, что данный закон к спорным правоотношениям не применяется, поскольку

Можно ли отказаться от групповой страховки

Клиентам банков предлагают уже готовые шаблоны контрактов. Сотрудники кредитных учреждений объясняют это необходимостью оптимизации документооборота и сокращения временных издержек. На самом деле у такой практики есть и другие причины. Использование шаблонов лишает заемщика возможности внести изменения в соглашение. Попытки настоять на исключении отдельных пунктов или дополнении текста влекут отказ в предоставлении кредита.

Поскольку мотивировать отклонение заявки банк не обязан, подтвердить навязывание страховки очень сложно (ст. 421 ГК РФ, ст.7 закона 353-ФЗ от 21.12.13). Перечень доказательств такого нарушения содержится в решении ФАС РФ № 8-26/4:

  1. отсутствие в документах уведомления о праве на отказ от группового страхования;
  2. переписка сотрудников кредитной организации с явными признаками навязывания;
  3. зафиксированные письменно разъяснения банка о невозможности получения займа без присоединения к программе защиты от рисков;
  4. явное завышение ставок при отказе от покупки страховки.

Не получится обосновать жалобу статистическими данными и ссылками на бонусы для отдельных групп клиентов.

Страховщики обязаны включать в договор условие о праве на отказ в рамках «периода охлаждения». В противном случае сделка признается недействительной, а все полученное по ней возвращается.

Предлагаем ознакомиться:  Что учитывается в расходах при есхн

Если уклониться от участия в коллективном страховании не удалось, можно выйти из программы после получения кредита. Правовой основой станет определение ВС РФ № 49-КГ17-24 от 31.10.17 года. Суд сделал сразу несколько важных выводов:

  1. Фактическим страхователем по договору является заемщик. Служители Фемиды указали, что присоединение к программе защищает имущественные интересы должника. Кроме того, было отмечено возложение реальных расходов по покупке полиса на заемщика. Роль банка в схеме сводится к простому посредничеству.
  2. Заемщик может досрочно расторгнуть соглашение. Выйти из программы коллективного страхования разрешено в течение 14 рабочих дней («период охлаждения»). Право закреплено за физлицами указаниями № 3854-У от 20.11.15 года.
  3. Банк должен вернуть заемщику страховую премию. Кредитное учреждение должно перечислить клиенту всю сумму по полису. Если при подключении к системе были понесены реальные издержки, их вычитают из комиссионного вознаграждения. При этом банк обязан документально подтвердить такие затраты. Из выплаты также удерживается стоимость страховки, пропорционально количеству дней ее фактического действия.

Чтобы отказаться от сделки заемщику достаточно подать письменное заявление. Единой формы не утверждено. Документ вручается под подпись уполномоченному сотруднику банка либо направляется заказным письмом. Очень важно сохранить подтверждение подачи заявки. В противном случае требование проигнорируют, а срок отказа истечет.

С 1 сентября 2020 года позицию ВС РФ подкрепят законодательно. Вступление в силу соответствующих поправок Центробанк России анонсировал в конце декабря на официальном сайте. На возврат средств кредитным организациям отведут всего 7 рабочих дней. Применять новые нормы разрешат не только к потребительским, но и ипотечным займам. При этом банк сохранит возможность увеличивать процентную ставку в связи с повышением риска.

При заключении кредитного договора, обеспечением по которому выступает залог недвижимости, обязательной является лишь страховка имущества. Это означает, что заемщик тоже может отказаться от покупки полиса. Защита жизни и здоровья не является базовым условием ипотеки (ст. 31 закона 102-ФЗ).

Распространенной ситуацией является возврат клиенту лишь части удержанной суммы. Остаток списывается в счет оплаты услуги по подключению. Если изначально размер комиссии не оговаривался, а средства взыскивались единой транзакцией, имеет смысл заявить о нарушении прав потребителя. Основанием станет ст. 10 закона 2300-1 от 07.02.1992 года. Поскольку услуга была оказана некачественно, банк должен вернуть полученное вознаграждение.

В судебной практике встречаются и случаи признания комиссии необоснованным обогащением (ст. 1102 ГК РФ). Подключение к программе служители Фемиды считают фикцией. Реального обслуживания в этом случае нет (определение Омского облсуда по делу № 33-2960/14). Впрочем, оценки остаются неоднозначными. Подходу противоречит и позиция Центробанка РФ.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector