Трайнин уголовное право

Глава четвертая Понятие преступления и состав преступления

Понятие преступления и понятие состава преступления по своему содержанию и своему правовому значению весьма близки друг другу. Поэтому их нельзя механически расчленять. Они, однако, не тождественны. Их поэтому нельзя и смешивать. В интересах правильного построения системы социалистического уголовного права, и, следовательно, в интересах укрепления социалистической законности необходимо установить подлинное соотношение двух этих важнейших уголовно-правовых понятий – понятия преступления и понятия состава преступления.

При решении этой важной задачи необходимо, прежде всего, отвергнуть попытку искать грань между понятиями преступления и состава преступления в расчленении их политического и правового значения. Так, на страницах журнала «Советское государство и право» (1954 г. № 6) было высказано мнение, что ст. 6 УК РСФСР, дающая определение преступления, служит «лишь общей политической характеристикой преступления», а состав преступления – его «правовым понятием».

https://www.youtube.com/watch?v=upload

   Таким образом, проводится как бы разделение компетенций «самого» преступления и его состава: политическая характеристика преступления дана в ст. 6 УК РСФСР, а его правовое понятие определяется составом. Такое расчленение преступления и его состава – глубоко ошибочно.

   Согласно ст. 6 УК РСФСР преступлением является всякое действие или бездействие, направленное против Советского строя или нарушающее правопорядок, установленный рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени.

   Состав преступления, как подробно было развито выше, есть совокупность всех объективных и субъективных признаков (элементов), которые определяют конкретные общественно опасные для социалистического государства действия (бездействие) в качестве преступления.

   Таковы общие родовые определения, с одной стороны, преступления, с другой – состава преступления. Соответственно определяются и их виды.

Конкретизированным видом преступления является клевета, кража, убийство и т. д. Конкретизированным видом состава преступления является совокупность элементов, характеризующих клевету, кражу, убийство и другие виды составов. Составы, таким образом, раскрывают в конкретных фактических признаках содержание отдельных видов преступлений.

В некоторых случаях различное содержание понятий преступления и состава преступления выступает в самом законе с особой четкостью. Так, убийство как виновное причинение смерти едино, но составы убийства различны (ст. 136, 137, 138, 139 УК). Так, с другой стороны, один состав – хищение социалистической собственности, предусмотренное Указом от 4 июня 1947 г.

   Различие понятий «преступление» и «состав преступления» отчетливо выступает и при определении ответственности соучастников: соучастие неизменно предполагает ответственность за одно и то же преступление, но не всегда за один и тот же состав.

Конечно, каждая правовая норма имеет политическое значение; правовое значение каждой нормы в силу этого лишь возрастает. Бесспорно, далее, что ст. 6 УК РСФСР, дающая материальное определение преступления, имеет большое политическое значение. Но в приведенном выше утверждении содержится другое: ст. 6 УК РСФСР будто бы является «лишь общей политической характеристикой преступления».

Такое утверждение отрывает политическую оценку от правовой и тем самым искажает соотношение политического и правового начал в советском уголовном законодательстве; это утверждение находится в прямом противоречии с общими тенденциями советского уголовного законодательства и неоднократно выраженной волей советского законодателя.

Глубокая специфика социалистического уголовного права, его подлинный демократизм находят выражение в том, что в тексте закона нередко сочетались и сочетаются, с одной стороны, элементы, характеризующие состав преступления, с другой – признаки, относящиеся к его политической характеристике и тем самым раскрывающие смысл закона и его мотивы.

Уже в первых актах Советской власти политическая оценка преступных действий сопутствует установлению за них уголовной ответственности. Так, в обращении Совета Народных Комиссаров к Военно-революционному комитету 15 ноября 1917 г. «О борьбе со спекуляцией» было указано: «Продовольственная разруха, порожденная войной, бесхозяйственностью, обостряется до последней степени спекулянтами, мародерами и их пособниками на железных дорогах, в пароходствах, транспортных конторах и пр…

   …Все лица, виновные в такого рода действиях, подлежат по специальным постановлениям Военно-Революционного комитета немедленному аресту и заключению в тюрьмах Кронштадта, впредь до предания военно-революционному суду.

   Все народные организации должны быть привлечены к борьбе с продовольственными хищниками».

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

   Таким образом, Декрет 15 ноября 1917 г. не только устанавливал уголовную ответственность за спекуляцию, но давал общеполитическую и хозяйственную оценку этого преступления.

«Ввиду крайне тяжелого положения нашего транспорта, все усиливающегося наплыва безбилетных пассажиров и провоза незаконного количества клади не только в вагонах, но и на тормозных площадках и даже паровозах – применить особо суровые репрессии в отношении тех граждан, кои нарушают существующие железнодорожные правила, проезжают на тормозных площадках товарных вагонов и паровозах, а также и к тем должностным лицам, которые своим бездействием способствуют развитию этого пагубного для транспорта явления».

   Здесь также закон говорит не только об уголовной ответственности, но и в обоснование закона – об общем «крайне тяжелом положении транспорта».

Трайнин уголовное право

   В приведенных актах политическая оценка преступных действий, против которых закон направлен, дана в общем введении к закону.

В законодательных актах, относящихся к более позднему времени и к последним годам, тенденция сочетания уголовно-правовой квалификации с политической характеристикой не ослабляется, она лишь выражается в новых формах: из общего введения к закону эта характеристика переходит в диспозицию и даже в санкцию закона.

Так, новая редакция ст. 128-в УК РСФСР на основании постановления ЦИК и СНК СССР 25 июля 1934 г. устанавливает, что «обвешивание и обмеривание покупателей, пользование при продаже неверными весами» и т. д. «караются как обворовывание потребителя и обман Советского государства». Признаки «обворовывания потребителя» и «обман Советского государства» не включены в диспозицию закона;

Этот факт – внесение политической оценки в определения закона, – естественно, оказывает определенное влияние на понимание значения и смысла ст. 128-в УК РСФСР. Так, вопрос о том, может ли колхозник, продающий свою продукцию на рынке и при этом обвешивающий покупателей, отвечать по ст. 128-в УК РСФСР, должен решаться на основании именно этих указаний – «обман государства» и «обворовывание потребителя»;

Дальнейшее развитие этого процесса усиления роли признаков, относящихся к политической характеристике, можно отметить – и это особенно определяет важность этого процесса – в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 10 июля 1940 г.: «За выпуск недоброкачественной продукции директора, главные инженеры и начальники отделов технического контроля промышленных предприятий караются как за противогосударственное преступление, равносильное вредительству, тюремным заключением сроком от 5 до 8 лет».

Как видно из приведенного текста, в Указе от 10 июля 1940 г. самая конструкция уголовно-правовой нормы своеобразна; в ней нет обычного, характерного для всех постановлений Особенной части Уголовного кодекса четкого деления нормы на диспозицию и санкцию. И в эту единую норму, норму новой конструкции, непосредственно включена политическая характеристика – определение выпуска недоброкачественной продукции «как противогосударственного преступления, равносильного вредительству».

Предлагаем ознакомиться:  Оформление права собственности через МФЦ

Закон, конечно, не имеет в виду в уголовно-правовом смысле рассматривать выпуск недоброкачественной продукции как вредительство; вредительство как контрреволюционное преступление предусмотрено специальной нормой – ст. 587 УК РСФСР. Мысль законодателя, очевидно, заключается в том, что в политическом и народнохозяйственном отношениях выпуск недоброкачественной продукции равносилен вредительству.

   26 мая 1947 г. был издан исторический Указ Президиума Верховного Совета СССР об отмене смертной казни в мирное время.

Глава пятая Понятие элемента состава преступления

Каждое преступление представляет собой некоторое единство в качестве конкретного посягательства на Советскую власть, социалистический правопорядок или права и интересы личности. При анализе преступных действий, при оценке их общественной опасности и разработке мер борьбы с преступностью это единство преступления необходимо постоянно иметь в виду.

Прежде чем перейти к решению сложной задачи – анализа и систематики элементов состава преступления, – необходимо ее ограничить: необходимо показать, какого рода обстоятельства, несмотря на их безусловную необходимость для наступления уголовной ответственности, не могут считаться элементами состава. Должны быть отмечены две группы таких обстоятельств: 1) обстоятельства, характеризующие самого субъекта, и 2) обстоятельства, характеризующие его действие. Обратимся к анализу первой группы.

Элементы состава преступления по своему содержанию весьма разнообразны. Закон предусматривает признаки, характеризующие субъекта преступления и его объект, ущерб, нанесенный преступлением, способ действий преступника, его мотивы и цели, и т. д. В интересах углубленного изучения элементов состава необходима их тщательная систематизация. Как построить систему элементов состава преступления?

Выше было указано, что различие объективных и субъективных признаков не может служить основанием для построения общего учения о составе преступления; оно не может также служить основанием для классификации отдельных составов преступления. Было бы, однако, бесспорным заблуждением делать отсюда общий вывод, что различие объективных и субъективных признаков вообще не играет роли в учении о составе преступления.

Напротив, поскольку состав преступления включает в себя и объективные и субъективные элементы, поскольку, с другой стороны, в каждом составе всегда имеются признаки, характеризующие и объективную и субъективную стороны преступления, необходимо прийти к выводу, что классификация элементов состава по объективным и субъективным признакам находится в полном соответствии с фактическим содержанием и юридической природой составов преступления.

Такого рода система изучения элементов состава преступления помогает правильному пониманию и правильному применению закона, она, следовательно, служит делу укрепления социалистической законности; эта система воспринята и теорией социалистического уголовного права. Однако необходимо отметить, что при построении отдельных групп элементов состава преступления порой допускаются весьма существенные ошибки, вносящие путаницу в разрешение вопроса и тем самым подрывающие ценность самой системы.

Так, учебник уголовного права (изд. 1948 г.), повторяя ошибки предыдущих трех изданий, утверждает: «Каждый состав преступления слагается из следующих четырех основных элементов: 1) объект преступления, 2) объективная сторона преступления, 3) субъект преступления и 4) субъективная сторона преступления».

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

С внешней стороны эта конструкция как будто воспринимает рациональную классификацию элементов состава по четырем группам – объекту, объективной стороне, субъекту и субъективной стороне. Однако учебником усвоена только внешняя сторона – схема; по содержанию же проведения в нем классификация повторяет ошибки дореволюционной литературы.

Существо вопроса заключается в том, что объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона, – вопреки утверждению учебника отнюдь не являются элементами состава преступления, таких элементов состава в природе не существует. Поэтому из них состав «слагаться» не может. На деле в преступлении можно и должно различать объект и объективную сторону, субъекта и субъективную сторону;

   «Каждый состав преступления содержит в себе характеристику: 1) объекта преступления; 2) объективной стороны состава преступления; 3) субъекта преступления и 4) субъективной стороны состава преступления».

Учебник, таким образом, пошел средним путем: об объекте и субъекте он говорит применительно к преступлению, а об объективной и субъективной стороне – применительно к составу преступления. При этом оказывается, что каждый состав преступления характеризует… объективную и субъективную сторону состава же.

Как было указано выше, для правильной классификации элементов состава необходимо различать четыре группы элементов состава преступления: 1) элементы состава, характеризующие объект преступления; 2) элементы состава, характеризующие объективную сторону преступления; 3) элементы состава, характеризующие субъекта преступления; 4) элементы состава, характеризующие субъективную сторону преступления.

Приведенная классификация элементов состава преступления, как всякая юридическая классификация, не представляет собой, конечно, системы понятий, абсолютно и четко друг от друга отграниченных. Напротив, среди элементов состава имеются и такие, в которых сочетаются и объективные, и субъективные моменты.

Предлагаем ознакомиться:  Как встать на очередь на улучшение жилищных условий, куда обращаться

Так, в ряде случаев действующее советское законодательство предусматривает в качестве одного из элементов состава злостность ч. 2 ст. 593в УК РСФСР – злостное нарушение работниками транспорта трудовой дисциплины, ст. 158 УК РСФСР – злостный неплатеж алиментов. Признак злостности включает моменты и объективного, и субъективного характера.

По поводу злостного уклонения от платежа налогов или выполнения повинностей в военное время правильно отмечалось, что «злостным следует, как правило, считать отказ или уклонение от платежа налогов или выполнения обязанностей при неоднократности отказа или уклонения, при отказе или уклонении по сговору нескольких лиц, при отказе или уклонении, сопровождавшимся сопротивлением представителям власти, попытками скрыть имущество, симуляцией болезни, подлогом документов, обманными действиями, наступлением в результате отказа или уклонения тяжелых последствий, заведомой, беспрепятственной возможности выполнения обязанностей и т. п.».

В этом перечне сочетаются признаки объективного и субъективного характера, охватываемые единым элементом состава – злостностью. Тем не менее распределение элементов по четырем названным выше группам сохраняет в полной мере значение системы, облегчающей теоретический и практический анализ элементов состава преступления.

Каждая из названных четырех групп элементов состава требует самостоятельного рассмотрения. При этом необходимо иметь в виду следующее: в пределах общего учения о составе преступления задача исследования отдельных групп элементов не может, конечно, заключаться в разрешении общих уголовно-правовых проблем, например, проблемы юридического лица как субъекта преступления, и других.

   Как было развито выше и неоднократно будет отмечено в дальнейшем, единственным основанием уголовной ответственности является состав преступления.

   Наличие состава преступления предполагает наличие всех без исключения образующих его элементов.

Это положение сомнений вызывать не может, но оно не исключает учета – в общем плане обоснования уголовной ответственности – особого значения некоторых элементов состава, как не исключает признание объектом преступлений общественных отношений учета особого значения объекта для построения системы Особенной части уголовных кодексов.

   Конкретно это положение находит выражение в том, что два взаимно весьма связанных элемента состава преступления – вина и причинная связь – имеют значение для обоснования в рамках состава уголовной ответственности.

   В системе социалистического правосудия, допускающего уголовную ответственность лишь при виновном причинении преступного результата, это положение приобретает особо важное значение.

В речи на XI съезде РКП (б) В. И. Ленин говорил: «…пролетарский суд сумеет наказать, а чтобы наказать – надо найти виновных…» В письме к Д. И. Курскому В. И. Ленин писал: «Нужно научиться притягивать и примерно сурово наказывать как раз ответственных виновников этих “организационных дефектов”, а не каких-то других лиц».

В ряде норм Особенной части Уголовного кодекса в качестве элементов состава конкретных преступлений указаны умысел и неосторожность (ст. 136, 139, 142, 143, 175 УК РСФСР и др.). Однако и это имеет огромное значение, советское законодательство в Общей части с четкостью и конкретностью, не известными буржуазному праву, выдвигает общее положение: согласно ст.

10 УК РСФСР уголовной ответственности подлежат лишь те, кто действовал виновно – умышленно или неосторожно. И судебная практика, в полной мере учитывая то значение, которое законодатель придает вине, подчеркивает важность, наряду с прочими элементами состава, вины для обоснования уголовной ответственности.

Так, в определении от 30 апреля 1955 г. по делу М. Судебная коллегия указала: «Обвиняемый может нести уголовную ответственность за наступившие последствия своих действий только в том случае, если они являлись результатом его вины, умышленной или неосторожной». Без вины в социалистическом уголовном праве нет преступления, нет наказания.

Глава восьмая Классификация элементов состава преступления

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

Состав преступления – понятие родовое. Как всякое родовое понятие состав преступления может распадаться и распадается на отдельные виды. Правильная классификация составов преступления – одно из важнейших условий правильного решения всей проблемы о составе преступления и один из ценных путей к правильному применению закона.

Для правильного решения вопросов классификации составов преступления необходимо, прежде всего, отвергнуть различение объективного и субъективного составов. Такое различение находится в полном и явном противоречии с учением о составе преступления как о совокупности всех – и субъективных, и объективных – элементов преступного действия.

Правильно указывает проф. А. А. Герцензон, что «состав преступления в советском уголовном праве включает в себя как объективные, так и субъективные признаки в их неразрывной связи и взаимодействии». При этом понимании различение субъективного и объективного состава является не формой классификации составов, а попыткой расчленить, расколоть единое понятие состава на два отдельных состава – объективный и субъективный.

Неправильным является также различение общего и специального состава. Ошибочное различение общего и специального состава проводилось почти всеми дореволюционными криминалистами– авторами учебников уголовного права. Такого различения придерживались проф. Кистяковский, Таганцев, Белогриц-Котляревский, Пусторослев и др.

В действительности при анализе состава преступления задача заключается не в установлении его общих или специальных элементов. Состав один и не может быть расчленен на два состава – общий и специальный. Там, где имеется состав преступления, неизменно встает вопрос об уголовной ответственности и наказании.

   Представляя собой совокупность элементов конкретного преступления, состав не может ни в одном своем «роде» или «виде» быть общим. Состав преступления всегда реален, всегда конкретен.

В действительности за термином «общий» (или «абстрактный») состав скрывается не классификация составов, не отдельные виды составов преступления, а совершенно иное – общее понятие состава: подобно тому, как преступление может быть определено в общей форме как общественно опасное, противоправное и виновное действие и в конкретной форме – как кража, убийство и т. д.

, так и состав преступления может быть определен в общей форме как совокупность элементов преступного действия и в конкретной – как совокупность элементов убийства, кражи и т. д. И подобно тому, как неверно было бы утверждение, что преступление бывает двух родов – общее и специальное, – столь же ошибочно утверждать, что составы бывают двух родов – общий и специальный, или абстрактный. Здесь, таким образом, смещены два различных понятия: понятие общего состава и общее понятие состава преступления.

Предлагаем ознакомиться:  Образец претензии и искового заявления в ситуации повреждения имущества в результате скачка напряжения - RSS

Если в отмеченном выше различении субъективного и объективного составов преступления выражаются попытки искусственного расчленения единого понятия состава, то в различении общего и специального состава делается попытка искусственно расчленить конкретный состав путем выделения из него общего состава.

   Отсюда необходимо сделать следующий вывод: предметом классификации должны и могут служить лишь составы преступлений в их единственно мыслимой форме – в форме составов конкретных преступных деяний.

Необходимо отметить и другое. Порой делается попытка из общей массы составов выделить особую группу так называемых «усеченных» составов. В качестве примера деликта с усеченным составом фигурирует обычно ст. 154 УК РСФСР, карающая самое склонение к сожительству лица, материально или по службе зависимого, хотя бы сожительство и не имело места.

Выделение «усеченных составов» основано на явном недоразумении и способно вести к серьезным ошибкам судебной практики. Состав всегда един и всегда «полон» теми конкретными элементами, из которых он по закону слагается. Отсутствует один из этих элементов – нет состава; имеются все элементы – имеется всегда «весь», «полный» состав.

Половинчатого, частичного, «усеченного» состава быть не может. Совершенно также решается вопрос о конструкции ст. 154 УК РСФСР; если доказано: 1) склонение, 2) к вступлению в половую связь, 3) лица, материально или по службе зависимого, то имеется полностью «весь», а не усеченный состав. Если какого-либо из названных трех элементов нет, – нет и состава.

   Говоря об усеченном составе, авторы, видимо, стремятся лишь подчеркнуть, что для состава ст. 154 УК РСФСР нет необходимости в фактическом вступлении в половую связь. Но это ясно из самого текста закона, описывающего состав этого преступления.

Если же следовать приведенному различию и признавать «усеченными» все те составы, которые, по мнению некоторых теоретиков, не содержат всех элементов состава, то пришлось бы объявить усеченным составом и «угрозу», предусмотренную ст. 731 УК РСФСР, и даже злоупотребление властью, которое могло привести, но не привело к вредным результатам, и многое другое.

Далее, предположение о существовании «усеченных» составов логически предполагает существование какой-то средней нормы составов, ниже которой, очевидно, и опускается так называемый «усеченный состав», а с другой стороны, и существование, так сказать, «переполненных» составов, в которых количество элементов превышает «норму».

Можно отыскать значительное количество оснований для классификации. Некоторые из них в известной мере не лишены интереса. Так, например, можно различать составы, предполагающие умышленную вину, и составы, элементом которых является вина неосторожная; или составы, предполагающие положительный акт, и составы, элементом которых является бездействие.

Однако такого рода «классификация» на деле выражалась бы или в простом перечне статей, предусматривающих те или иные составы, или в механической группировке составов по указанным признакам (составы, требующие умысла, составы, требующие неосторожности, и т. д.). Между тем задача классификации – вскрыть и рассмотреть некоторые существенные черты, характеризующие определенные группы явлений в интересах их лучшего понимания.

В уголовных кодексах капиталистических стран принято делить все составы преступлений на две или три группы. Так, французский Уголовный кодекс 1810 г. различает три вида преступления: преступление, проступок и нарушение; швейцарский Уголовный кодекс 1937 г. – два вида: преступления и проступки. Русское дореволюционное Уголовное Уложение 1903 г.

различало три вида наказуемых деяний: тяжкие преступления, преступления и проступки. Проникнутое в интересах осуществления классового правосудия формализмом (формальное определение преступления, формальные грани приготовления и покушения, формальное разграничение ответственности соучастников) буржуазное законодательство ввело двойное и тройное деление преступления по формальному признаку – по санкции, угрожающей за те или иные группы преступлений.

Так, Уголовное Уложение 1903 г. к тяжким преступлениям относило преступные деяния, за которые в законе определены как высшее наказание – смертная казнь, каторга или ссылка на поселение; к преступлениям – преступные деяния, за которые в законе определены как высшее наказание – заключение в исправительном доме, крепости или тюрьме, и, наконец, к проступкам – преступные деяния, за которые в законе определены как высшее наказание – арест или денежная пеня.

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

здесь лишь формально разграничены – по признаку санкций – отдельные группы преступных деяний. Всецело покоящиеся на материальном понимании преступления и материальной конструкции всех институтов уголовного права советское уголовное право последовательно не знает деления преступных деяний на тяжкие, менее тяжкие и проступки.

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

   Как известно, все составы преступлений описаны и собраны в Особенной части. В связи с этим одной из важнейших задач является классификация составов как основа надлежащего построения системы Особенной части.

Другие виды классификации должны быть построены на учете конкретных черт составов, характеризующих, с одной стороны, их общественную опасность, с другой – их юридическую структуру. Таким образом, необходимо различить три вида классификации составов: 1) классификация составов как основание для построения системы Особенной части Уголовного кодекса, 2) классификация составов по степени общественной опасности охватываемых ими преступных действий и 3) классификация составов по их юридической структуре.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector